В начале 2020 года сразу в двух театральных рейтингах, по опросу критиков и опросу блогеров, победил спектакль Национального театра имени Ивана Франко «Лымеривна» по классической украинской пьесе Панама Мирного. Постановщик спектакля-лидера — Иван Урывский, главный режиссер Одесского академического украинского театра им. В. Василько. Сейчас этот режиссер готовит премьеру «Каменного властелина» Леси Украинки в столичном театре на Подоле. О классике и проблемах театральной современности известный режиссер рассказал в интервью ГолосUA.

— Иван Сергеевич, вы, естественно, слышали или читали, что некоторые наши министры плачутся по поводу низких зарплат… Вы работаете не в Национальном театре, а в Одессе, там театрам в подчинении местных властей… Если говорить не о титулованных артистах, то все ли театральные работники в регионах сегодня довольны уровнем зарплат?

— Знаю одно — это больная тема не только для Одессы, но и для всех украинских театров. Я не экономист и не директор театра, который глубже знает эти проблемы. Однако есть то, что есть. Наши министры должны знать, что в украинских театрах у некоторых работников театра ставки по тарифному разряду гораздо ниже минимальной зарплаты в стране. Конечно же, это проблема.

— Нет ли из-за этого потери хороших специалистов?

— Хороших специалистов удержать нелегко. А современный театр — сложный технологический процесс и на одном энтузиазме здесь далеко не уедешь. Недавно, выпуская технологически сложный спектакль «Коварство и Любовь», я вплотную столкнулся с этим. Так что министрам нужно думать не только об эффектных пиар-реформах, но и о реальной жизни творческих людей. Надо думать об изменениях и дополнениях в Закон о театре, о решении проблем низких ставок по тарифным разрядам. Если не думать об этом, то в театрах не удержим хороших специалистов. Но, повторюсь, это слишком сложная тема, чтобы обсуждать ее скороговоркой. Об этом могут детально говорить экономисты, юристы, директора театров. Есть, о чем говорить.

— Иван Сергеевич, вы сейчас работаете в Театре на Подоле… Почему, на ваш взгляд, три года назад возникла волна «черного» пиара против здания Театра на Подоле?

— Мне было изначально странно наблюдать за этой историей, все-таки новое театральное здание – это важное событие в театральной жизни Украины, и вместо радости и счастья новый Театр на Подоле сначала прошел сложные испытания. Сейчас я вижу в Театре заполненные залы и экскурсии. Вижу зрителя, который наслаждается пребыванием в современном театральном здании, и, конечно, вижу счастливых талантливых актеров этого театра, которые обрели свой новый современный и комфортный Дом. Для Виталия Ефимовича Малахова, который отстоял этот Дом, театр стал не только местом работы, но и частью его души и жизни. Сложно прочувствовать атмосферу большого театра за пару недель, но мне здесь очень тепло и уютно. До премьеры есть время еще больше проникнуться насыщенной жизнью этого успешного и модного театра.

По теме:  Эксперты назвали продукты, которые помогут справиться с лишним весом

Если же говорить о прошлых войнах вокруг этого здания, то, полагаю, тогда явно был чей-то заказной черный политический антипиар против нового Театра. Они думали не о театральном искусстве Украины, а думали о сиюминутности хайпа и антипиара, чтобы на этой волне кого-то поднять, а кого-то унизить. Унизить не получилось. Театр и его сторонники — победили.

— Допустим, вам надо заинтриговать зрителя своим спектаклем на Подоле «Каменный властелин»… Что вы скажете этому зрителю о будущей премьере? Ведь есть знаменитый спектакль по этой пьесе и в театре Леси Украинки в постановке Резниковича…

— Пока о будущем спектакле ничего сказать не могу, идет творческий процесс, все силы сконцентрированы на репетициях. Я вообще не очень люблю говорить о спектакле до премьеры, ведь все может измениться в миг: мысли, темы, приемы, особенности концепции… И если сейчас что-либо пообещать зрителю, то впоследствии можно его же и обмануть.

Единственное, о чем могу пока говорить, — о замечательных актерах Подола, которые репетируют пьесу Леси Украинки. Это Вячеслав Довженко, Роман Халаимов, Даша Малахова, Владимир Кузнецов, Екатерина Рубашкина. С ними приятно и интересно работать, они открытые и чуткие к идеям режиссера.

Спектакль в Театре имени Леси Украинки я пока не видел. Посмотрю со временем. Вообще, сама пьеса «Каменный властелин» — редкий гость в украинском театре. А вот история Дон Жуана притягивает очень многих режиссеров. И мне кажется, что вариант, который предлагает в своей пьесе Леся Украинка, волнует фантазию, дает возможность посмотреть на Дон Жуана с непривычной стороны. Но к чему мы придем в нашем спектакле, пока рано говорить, пока работаем.

— Почему вы так пристально и системно занимаетесь украинской классикой в театре?

По теме:  Вера Брежнева в соблазнительном «латексном» образе покорила Сеть (ФОТО)

— Это не системно, просто так совпадает. Например, «Камінний Господар» был запланирован еще три года назад, но, видимо, только сейчас пришло его время… Можно было бы взять и другую пьесу про Дон Жуана, французскую или английскую, но зачем, если есть мощная пьеса украинская? В Германии ставят немецкую классику, в Англии — английскую, в Украине – украинскую, и это нужно и важно. У нас есть много забытых, но очень сильных текстов. Просто не нужно бояться «пыли веков», которая есть на некоторых наших пьесах, это же часть украинской истории, этим нужно гордиться.

— Как бы вы сами объяснили успех спектакля «Лимеривна» у критиков и блогеров, которые назвали эту постановку лучшей в 2019 году? Вы прогнозировали такой успех на основе нераскрученной пьесы? Как вообще пришла идея поставить «Лымеривну», ведь много иных ярких классических украинских пьес?

— Очень приятно, что спектакль «Лымеривна» не остался незамеченным. Это важно и для меня, и для прекрасной команды франковцев, которая создавала спектакль. Но это, скорее, не то что успех, а важный знак, что все мы двигались в нужном направлении, сделали свою работу честно и в нужное время. Успех для меня, когда актеры получают удовольствие на сцене и делятся этим счастьем со зрителями.

— Что сегодня для вас самое сложное в работе над текстом Леси в театре на Подоле?

— Любой классический текст — достаточно сложный и закодированный, а тут у Леси Украинки ещё и стихотворная форма. Наша задача, при всех особенностях режиссерского монтажа текста, в конечном результате сохранить Автора, его энергию и художественный посыл.

— Как принимает русскоговорящая Одесса ваши украинские постановки? Есть недоброжелатели?

— Действительно в Одессе много зрителей отдает предпочтение спектаклям на русском языке. Но тенденция потихоньку меняется, украинский язык привлекает и входит в моду. Этот процесс медленный, но он есть. И меня это радует.

— Вы родились и учились в Кривом Роге, и, возможно, пересекались с Зеленским в тамошней творческой среде или в других обстоятельствах?

— Когда я жил в Кривом Роге, а это было достаточно давно, то Владимира Зеленского любили и уважали, как прекрасного актера, медийную суперзвезду. Это, может быть, звезда номер один для моего родного Кривого Рога. Как сейчас обстоят дела с народными чаяниями, мне сложно сказать, но, думаю, мало что с тех пор изменилось.

По теме:  В Николаеве женщина отметила свой день рождения кражей коньяка из магазина

— При ваших явных успехах всегда в театральной среде возникают завистники и недоброжелатели… Как реагируете на них?

— Стараюсь не замечать плохого. Мысли об этом только отвлекают от работы. Очень важно окружать себя хорошими творческими людьми.

— Над какими пьесами хотите поработать в перспективе?

— Их много, все они достаточно разные. Каждая новая пьеса для меня – неведомый путь и новое трудное испытание.

Например, знаменитый «Трамвай Желание», а это драматургия классика американской литературы Теннесси Уильямса. Для меня его темы всегда казались сложными и неподъемными, далекими от нашего менталитета. Но вот, надеюсь, у меня будет возможность окунуться в его сложнейшую пьесу в Национальном Театре им. Франко, и, надеюсь, это будет интересное творческое приключение. Мне всегда немного страшно браться за большие классические тексты, но от такого риска и получаешь удовольствие, ведь всегда любопытно идти туда, где не знаешь, что тебя ждет впереди.

— Не ревнует ли Одесский театр к вашей активной театральной деятельности во Львове и в Киеве?

— У нас в украинском театре работает много хороших и интересных людей, кто-то понимает меня с полуслова, с кем-то не можем найти общий язык. И это нормально. Театр — это сложное микрогосударство со своим климатом, законами, языком, взаимоотношениями, там порою происходят разные приятные и неприятные события, и ты со временем уже свыкаешься с мыслью, что в театре возможно все — как на сцене, так и за ее пределами.

— Как реагируете на театральную критику — когда сильно ругают или сильно хвалят?

— Я все принимаю, как есть. Когда хвалят — это стимулирует, когда ругают — иногда стимулирует еще больше. Всем не угодишь, и я понимаю тех, кто не принимает то, что я делаю, но дело в том, что я к себе отношусь еще критичнее, даже самые агрессивные критиканы меня самого не переплюнут. Правда, когда негатив переходит этические границы, то это неприятно. Но порою с этим даже веселее жить. Значит, нет равнодушия, а равнодушие — это враг театра и любого творца в театре.

И. Урывский: «Бедные» министры должны знать, что во многих украинских театрах тарифные ставки гораздо ниже минимальной зарплаты»

По материалам: Голос

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •