В пострадавших от COVID-19 странах наблюдается рост уровня домашнего насилия. Издевательства в семьях, к примеру, фиксируют в Испании, Италии и Франции. Украина — не исключение. Офис ООН «Женщины в Украине» констатировал, что в период карантина украинки на 30% чаще стали обращаться на «горячую линию» из-за домашнего насилия. О причинах агрессивного поведения партнеров в семейных парах, особенно в период вынужденной изоляции, и путях решения этой сложнейшей проблемы, корреспонденту ГолосUA рассказала семейный психолог Наталия Ломонова.

— Наталия, сейчас особенно трудно женщинам, которые потеряли работу и сидят на карантине вместе со своими не совсем адекватными мужьями… Рост уровня домашнего насилия фиксируют сегодня не только в Украине, но и во Франции, в Испании, Италии… Какие советы вы могли бы дать в такой ситуации, хотя панацеи здесь, видимо, не существует?

— Мне одна журналистка сказала, что в Украине нет центров для женщин, подвергающихся домашнему насилию. Я сама не проверяла, но, думаю, пока женщины найдут такой спасительный центр, их поубивают… Во-первых, я хотела бы объяснить, почему такое глобальное явление в мире существует. Все мы сейчас переживаем так называемый панический кризис. Нужно понимать, что такое паника и что это за состояние. Это зашкаливающая тревога. Это такой режим, который каждому человеку известен. Тревога действительно может возникнуть перед угрожающим событием, как сейчас, например. Хотя оно вроде бы виртуально угрожает, как и реально. Но, скорее всего, угрожает в наших головах.

— Почему угрозы возникают в головах?

— Имеются в виду всевозможные угрозы: например, на вас напали бандиты, они угрожают вашей жизни, случился пожар и т.д. Одно дело, когда тревога возникает перед угрозой, но на самом у нас, современных людей, угроз очень мало, по сравнению с нашими предками, которые охотились в лесу и угроза у них была каждый день в жизни. У нас, скорее, угрозы вымышленные: «кто обо мне что подумает», «заплатили ли мы ипотеку», «ко мне относится муж» и, вообще, «как долго я буду жить». Во многом эти угрозы вымышленные. Но механизм тревоги один и тот же. Это такой режим, который включается в теле, он настолько энергетически затратный, потому что он очень энергоемкий с подключением мощной энергии, который описывается как «драться или бежать» («fight-or-flight» по-английски) — либо ты дерешься, либо улетаешь как птица. Такое состояние. Поэтому на уровне тела оно характеризуется тем, что мышцы напряжены, как будто ты бежишь внутренне или действительно дерешься с невидимым врагом. В голове несутся мысли-страхи, неконструктивные, иррациональные: что мне делать? как всё будет? что это будет? как я буду жить? Это такие панические атаки.

— Что такое паническая атака?

— Паническая атака и есть такие четыре проявления. Помышления, мысли, страхи на уровне эмоций и тела. Это неприятные состояния, когда мышцы напряжены, может быть головокружение, может быть тошнота, может быть сердцебиение, тахикардия. Всё это будет проявлением тревоги. Это избегающее поведение. Оно включается у человека автоматически, он даже не думает, почему он просто туда не идет, он просто избегает какой-то ситуации: «не пойти, отказаться, заболеть», в общем, не участвовать или, если идти, то быть в очень сильном напряжении. Самое главное, нужно понимать, что тревога, депрессия и подавленный гнев — это одно и то же. Поэтому если тревога возникает сама по себе — из-за каких-то событий или это вымышленная угроза, если у человека она длится постоянно изо дня в день, то она, тревога, вызывает агрессивное поведение.

По теме:  Стилист рассказала, что следует учесть при покупке колготок

— Почему тревога вызывает агрессивное поведение?

— Именно потому, что внутренне ты бежишь, тебе нужно убегать от опасности. Это такое состояние, поэтому сейчас, когда причина для опасности есть, мозг включает реакцию тревоги. Человек либо начинает переедать, либо не может есть, не может спать, или наоборот — все время спит, потому что он подавлен. Он все время тревожится. У такого человека и всех людей в таком состоянии повышена агрессия, раздражительность.

— Ситуация с коронавирусом еще больше усугубила проблемы…

— Безусловно. Сейчас в связи с коронавирусом, с карантином, потерей работы, экономическим кризисом — со всеми этими опасностями, на фоне этой причинной тревоги начинают подогреваться все те проблемы, которые были внутренне у людей, местного характера. Если у человека было тревожное расстройство, оно сейчас усилилось. Если человек был зависимым, пил, например, то сейчас он начинает пить серьезно. Если женщины были перепуганные, неуверенные в себе, сейчас это все становится еще сильнее. Поэтому, если касаться конкретно домашнего насилия, то оно, как правило, случается в двухфазной семье.

— Что значит двухфазная семья?

— Двухфазная семья — это семья, в которой оба человека друг друга выбрали неслучайно. У них единая, общая проблема, поэтому их и развести трудно, потому что и она, и он внутренне не уверены в себе. Это тревожного типа личности. Когда тревога повышается, когда человек становится еще более неуверенным в себе, когда что-то случается, уровень тревожности повышается, и один человек в семье склонен приуменьшать и отказываться решать свои проблемы, это «жертва». Но жертва это не тот, кто несчастный. Жертва — это «король», это человек, который не хочет сам себе помогать. Это такой психологический тип, если мы говорим о женщине, но мужчины тоже бывают подавленными. Не только женщин в семье бьют, мужчин тоже бьют. Это такой ролевой стереотип. Жертва в данной ситуации находится в трудных обстоятельствах, она еще сильнее «схлопывается», вообще, включает беспомощность, делает все хуже и хуже, чтобы другие бежали и решали за него его проблему. А второй в этой паре от тревоги, наоборот, склонен преувеличивать свой размер. То есть, как только что-то происходит, почва из-под ног выбивается, этот человек начинает на всех нападать. Не на всех, конечно, а на тех, кто слабее. Для самоутверждения. Поэтому в такой семье говорят: папа сегодня злой, папа сегодня агрессивный, папе всё не нравится, то есть, папа начинает самоутверждаться и подавлять других, чтобы как-то успокоить и стабилизировать свое состояние. Учитывая эти характеристики, эта семья двухфазная. Фаза номер один — это когда папа хороший, он ходит на плохую работу, терпит, трудится, тяжело работает, а мама в этот момент сильнее папы. Обычно эти женщины ноющие, такие «нытики», они вроде бы не кричат, «таким тихим голосом говорю: денег нет, нету денег, когда ты там зарабатывать больше будешь» и всё в таком духе целый день. Это таки ноющие рыбы-пилы. Целую неделю она его тихо пилит, все время говоря ему: то не так, это не так, денег мало, вот ты на работу ходишь, а денег все мало. Кто же это выдержит?! А он такой молчун, молчит, терпит, тяжело работает. Это первая фаза — в ней она его сильнее, а он терпит. Потом у него терпение лопается, и это называется «папа пошел за пивом». Это означает, что папа начинает выходить из себя. В этот момент мама сжимается, дети прячутся по лавкам, потому что папа пошел за пивом. Это обычно такой сигнал. Он идет, и с этого момента ему уже слова сказать нельзя, вернее, он напивается и начинает всех гонять, прежде всего ее, потому что она ему жизни не дает, она ему кровь пьет, и вообще, она не такая, не сякая. Они два одинаковых, только он словесно ответить ей не может, потому что такие мужчины плохо соображающие, молчуны, и она — побеждает. Но как только он напивается, они несчастные. Жена с детьми либо прячутся, либо они бегут из дому. И сейчас, когда такая объективная ситуация — карантин, работы нет, уверенности в будущем нет — такие семьи трясет очень сильно, потому что неработающие мужья все время пьют (там либо работа, либо пить), он все время находится в состоянии подавления и удерживания власти на этой территории.

По теме:  32-летняя Адель вернулась к своему бойфренду

— Этим и объясняется всплеск домашнего насилия…

— Безусловно. Поэтому такая эскалация всех этих случаев с домашним насилием. Раньше они в своем режиме возникали, сейчас все эти красные лампочки на карте горят одновременно. Эти мужчины сейчас сидят дома, и проблема их семейных отношений вообще никак не решена. Правда в том, если женщина прибегает в полицию, этот мужчина «схлопывается», то есть, приходит в себя и говорит: «что же я наделал, простите меня». Жена его понимает и прощает. Почему она его прощает? Она понимает, что ей сейчас придется всё решать, но она не хочет решать проблемы. Обычно для этих женщин проблемы с изменением ситуации кажутся больше, чем те проблемы, которые есть сейчас. Они в этих отношениях не случайны. Эти женщины привыкли терпеть и считают это нормой. Поэтому когда первый звоночек есть, они на него не обращают внимание. Они специально выбирают таких мужчин, которые как бы их контролируют. В этой паре люди от тревоги душевную близость, заботу и любовь подменяют контролем. С мужской стороны точно так же. Когда он еще за ней ухаживает, он может по три раза звонить и спрашивать: «где ты?», «я на работе», опять «где ты?» и т.д. Раз зашел на работу, проверил, на работе она или нет? И женщина обычно вместо того, чтобы понять, что дальше будет больше (ведь только познакомились, а он уже контролирует каждый ее шаг, «никуда не ходи, сиди дома»), это воспринимают как признак невероятной любви. На самом деле это выдает в человеке контролирующий тип. Он спокойно себя чувствует, только когда всех контролирует. А контроль — это значит подавление. В таких семьях проблемы не решаются сами по себе, они решаются подавлением того, кто об этой проблеме сказал. Если ты говоришь, что у нас проблема, значит, тебе нужно дать по голове, и проблемы не будет. Так же с ребенком. Ребенок принес двойку, ребенка нужно наказать.

По теме:  В ущерб «Восточному Партнерству»: О чем шептались Зеленский с Лукашенко

— Можно ли каким-то образом изменить такую ситуацию в семье?

— Первое, что нужно понять, что такие люди не меняются. Проблема только нарастает. Конечно, такому человеку нужно пройти серьезную психотерапию, и на это уходят годы. Это вообще такой тип людей, которые ничего не делают, они просто найдут себе второго партнера, с которым будут точно так же играть в эту игру. Себя они менять не будут, они будут менять партнера, с которым будут продолжать играть в эту игру. Конечно, женщинам лучше с ними не связываться. И второй момент — если уж так оказалось, то первый звонок — это главный звонок, поэтому, если пока есть еще силы, пока человек не подавлен морально и эмоционально, пока нет детей, в любом случае такие отношения лучше разорвать, не впутываться, поскольку это очень большая проблема не только для самой женщины, но и для детей: очень часто женщины устают от таких отношений и прячутся за детей. Там дети всегда участвуют в этом конфликте. Как только напряжение возрастает, они болезни «включают», дети начинают болеть. Поэтому там постоянно больные дети, из-за которых эта пара не расходится: «как же мы разведемся? У нас больной ребенок!». Ради ребенка эта пара продолжает жить вместе.

— Если муж систематически избивает женщину, ей, наверное, лучше с ним расстаться?

— Если уже симптоматически понятно, что женщину избивает муж, она хочет уйти от него и уходит. Таким женщинам действительно совершенно необходимо это сделать. Но есть такие мамы и папы, которые считают, что «разводиться нельзя, надо терпеть, и это ты виновата». Там всегда такой замкнутый круг, такая патологическая система. В нее лучше не входить, потому что выходить из нее очень трудно.

— Государство должно помогать таким женщинам…

— Безусловно. Мы должны помогать таким женщинам. В идеале для них должна быть гостиница, в которой они могли бы пожить. Должны быть также какая-то компенсация, социальная помощь. Для таких женщин должен быть какой-то период — место, время и помощь, чтобы они могли прийти в себя. Во-первых, им нужна физическая защита от этих больных безумцев, которые доходят до крайности. Во-вторых, им нужна психологическая помощь. В-третьих, им нужна финансовая помощь. Если бы это всё было, тогда бы эти женщины выходили их этих отношений, потому что иначе выйти из такого замкнутого круга невозможно, поскольку — бежать к родственникам — нет, на улицу — нет, денег нет, работы нет, поэтому всё это просто продолжается.

На самом деле быть счастливой значительно труднее, чем быть несчастной. Для того чтобы быть счастливой, нужно иметь мужество, нужно за него бороться, нужно трудиться. Однако часто женщины не хотят трудиться для своего счастья. Сейчас выросло такое поколение, которое считает, что жизнь трудна, поэтому ничего не надо делать, а надо как-то выживать. Сейчас такие женщины, которые ищут, на «какой бы собаке дальше ехать», но собак этих страсть как не любят.

Н. Ломоносова: «Быть счастливой значительно труднее, чем быть несчастной»

По материалам: Голос

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •