Как, избавляясь от балласта, не потерять "кур, несущих золотые яйца"

Аналитика

20.12.2019 22:07

Укринформ

Эксперты предостерегают от "тотальной" приватизации, когда, продав свое "за копейки", государство потеряет надежные источники наполнения бюджета

Приватизация госимущества — одна из тем, которые обычно раскалывают аудиторию любых (телевизионных, онлайн, "реальных") дискуссионных площадок и общество в целом. При этом, отстаивая свои позиции, и сторонники, и противники идеи максимальной передачи всего, чем располагает страна, в частные руки, оперируют не только популистскими лозунгами, но и вполне разумными доводами. Поэтому даже специалистам довольно сложно разобраться, какие из них убедительны. "Не работают" и ссылки на международный опыт. Поскольку мир очень разный, ситуации в разных государствах настолько различаются, что все оппоненты, которые к нему обращаются, имеют в рукавах убийственные, как им кажется, "козырные" примеры. Где государство контролирует и естественные монополии, и стратегические предприятия, и кучу других активов. Другая, не менее успешная страна давно передала все это (за редким исключением) в частные руки…

Так какой же дорожкой идти Украине? Кто-то говорит: все почти 4000 госпредприятий (кроме разве что на самом деле стратегических) надо продать, а то и даром отдать инвесторам. Другие же настаивают: все это стоит оставить в собственности народа. Но прагматичнее других, похоже, мысль о поиске "золотой середины" в этом вопросе. Чтобы мы и всякий "хлам", не имеющий стратегического значения, не приносящий прибыли, а лишь кормящий "директоров" и чиновников-"кураторов", на средства Госбюджета не держали, и "кур, несущих золотые яйца" в приватизационной эйфории не потеряли. В каких случаях главный аргумент сторонников приватизации — "государство — плохой менеджер" — срабатывает, а в каких это утверждение ошибочно? Попробуем разобраться на "свежих" примерах.

Почему "Нафтогазу" не нужны египетские нефть и газ

Поводом для того, чтобы в очередной раз поднять "мучительную" тему украинской приватизации, стала публичная жалоба председателя правления НАК "Нафтогаз Украины" Андрея Коболева на то, что "СБУ блокирует продажу активов госхолдинга в Египте". Такая позиция спецслужбы, по словам чиновника, делает невозможным получение НАК почти $100 миллионов. А этот бизнес, мол, не приносит "Нафтогазу" особой прибыли — из-за падения цен на нефть.

Напомним, НАК "Нафтогаз" через дочернюю компанию "Закордоннафтогаз" осуществляет разведку и эксплуатацию двух нефтегазоносных блоков в восточной пустыне Египта — South Wadi El Mahareeth и Wadi El Mahareeth. Работы на этих участках, прогнозный ресурс которых превышает 360 миллионов тонн нефти и несколько миллиардов "кубов" газа, ведутся на основании концессионных соглашений, подписанных с правительством Арабской Республики Египет и Государственной нефтяной компанией GANOPE.

На первый "непрофессиональный" взгляд, ситуация довольно странная. Как? Неужели нефтегазовый бизнес может быть неприбыльным? Почему же тогда повсюду идет борьба за доступ к новым — разведанным и неразведанным, но перспективным — площадям? Почему американские, китайские и другие крупные компании пытаются "зарезервировать" за собой участки, добыча на которых сможет начать в лучшем случае лишь через 5-6 лет? Почему же тогда большинство предпринимателей убеждены: если ты попал в нефтяной бизнес — считай, "схватил Бога за бороду". "Копейка" будет всегда — независимо от конъюнктуры. Пример, собственно, — деятельность самого "Нафтогаза" в Египте. Даже, несмотря на низкие цены на нефть, несмотря на то, что взятые в аренду площади должным образом не освоены, прошлогодний доход от деятельности нашей компании там составил полмиллиарда гривень. Это — более 21 миллионов долларов (по нынешнему курсу). За год на этих площадях добывают до 2,5 миллионов баррелей нефти. Даже по нынешним "низким" ценам, это — почти 180 миллионов долларов. К тому же, на этих участках ежегодно добывают около 200 миллионов кубометров газа (около $40 миллионов). А продать такую ​​«курицу» "Нафтогаз" хочет за $100 миллионов! И это еще не означает, что потенциальные покупатели дадут такую ​​цену. К тому же, часть полученных средств "съедят" продвижение актива, организация торгов, оформление сделки и другие юридические процедуры. В то время, как, эксплуатируя месторождения, "Нафтогаз" сможет заработать такую ​​сумму менее чем за 5 "неудачных" лет. А если года будут "удачными"? Если стоимость нефти вырастет?

По теме:  Wizz Air открывает с 1 июля новый рейс Зальцбург-Киев

Как, избавляясь от балласта, не потерять "кур, несущих золотые яйца"
Геннадий Рябцев

"При так сказать "нормальны " условиях Вы были бы правы, — прерывает размышления журналиста Укринформа эксперт по вопросам энергетики Геннадий Рябцев. — К сожалению, после революции 2011 года в Египте Украина потеряла возможности для развития этого проекта, проиграв конкурсы на получение дополнительных лицензий. И виной тому не только "Нафтогаз", но и наши торговые представители, отечественная дипломатия и власти страны в целом", — считает эксперт. И поясняет: "Особенность ближневосточной политики в том, что она построена, в основном, вокруг первых лиц государства (президента, премьера, короля, эмира). А Украина так и не смогла наладить дипломатические или личные отношения надлежащего уровня с новым руководством Египта". По словам Геннадия Рябцева, поэтому наша страна потеряла и возможности для расширения сотрудничества в сфере добычи углеводородов и с другими странами региона — в частности, Ливией и Ираном. И теперь приходится "кусать локти" и сворачивать зарубежные проекты, которые действительно становятся нерентабельными. Зато другие государства, например, соседняя Польша, не допускают таких ошибок и активно развивают добычу углеводородов за рубежом.

Можно ли найти замену неэффективным зарубежным активам в других уголках мира? Сказать трудно. В то же время педалировать этот вопрос, пожалуй, не стоит. По крайней мере, на нынешнем этапе, когда приоритетным для Украины должно быть расширение добычи углеводородов (в частности, газа) на собственной территории.

Все вокруг государственное, все вокруг — мое… Как избавиться от "совковой" привычки

Сейчас в Украине насчитывается более 3700 государственных предприятий (по последним данным — 3733, но статистика постоянно меняется из-за банкротства, судебных решений и т.д.). Власть "взяла курс" на снижение их числа до 200. Таким образом хотят "убить" не менее "четырех зайцев":

  • оставить в собственности государства по-настоящему эффективные и прибыльные компании,
  • избавиться предприятий и структур, которые только "высасывают" деньги из госказны,
  • привлечь капиталовложения для модернизации бывших госкомпаний и дополнительные средства в бюджет,
  • "погасить" один из крупнейших "очагов" коррупции.
  • Что касается последнего, то НАБУ оценивает коррупционные потери от незаконного распределения финансовых потоков через такие "кормушки" в 18 миллиардов гривень в год (0,5% ВВП). Независимые же эксперты считают, что речь идет о вдвое больших убытках. В частности, по оценкам Минэкономразвития, в Украине более 1260 предприятий, которые давно не работают, но содержатся за государственный счет (зарплата руководителей, расходы на охрану, консервацию и т.д.). После инвентаризации предполагают ликвидировать. Как следствие — государство сэкономит миллиарды гривень.

    По теме:  Средств на казначейском счете достаточно для осуществления всех платежей - Маркарова

    Еще 1006 госпредприятий могут заинтересовать инвесторов. Поэтому их предполагают выставить на продажу. Это стало возможным после того, как Верховная Рада в начале октября отменила принятый 20 лет назад Закон "О перечне объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации". Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства уже определилось со списком первых восьми сотен объектов, которые в течение ближайших лет могут выставить на продажу.

    Также есть предварительный перечень из 733 предприятий, которые — по крайней мере, на первом этапе — будут оставаться в государственной собственности. 315 из них — гослесхозы. Почти 200 — сервисные предприятия или объекты культуры и спорта: цирки, театры, реестры. Еще столько же — стратегические предприятия финансовой, энергетической, оборонной и космической отраслей: госбанки, системные операторы ("Трансгаз", "Укрэнерго"), крупные государственные компании ("Нафтогаз", "Укрзализныця", "Энергоатом", "Украэрорух", часть портов). Некоторые из них уже имеют современный менеджмент — назначенный, как правило, на конкурсной основе. Систему управления остальными объектами также планируют кардинально изменить. Необходимая для этого законодательная база уже есть. Управлять госпредприятиями не в ручном режиме, а по стандартам ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) — через механизм наблюдательных советов. Также специалисты нарабатывают модель централизованного управления активами государства. В Украине создается Фонд национального богатства.

    То есть, "вопли" популистов о том, что власти планируют "отдать буржуям" все до последнего гвоздя "народное богатство", безосновательны. По крайней мере, пока.

    С одной стороны — понятно, что чем больше предприятий получат эффективного собственника, тем меньше возможностей обманывать государство будет у чиновников и топ-менеджеров, которые десятилетиями сидят на "потоках". С другой — государство не должно терять контроль над объектами, которые, во-первых, являются стратегическими, связанными с естественными монополиями, а во-вторых — могут быть надежным источником поступлений.

    Как, избавляясь от балласта, не потерять "кур, несущих золотые яйца"
    Владимир Дубровский

    Итак, политическая воля надлежащим образом решить вопрос есть. Законодательное поле — сформировано. Что мешает изменить ситуацию? Задача ближайшей перспективы — преодолеть сопротивление "заинтересованных" в сохранении статус-кво лиц, привыкших пользоваться беспомощностью государства в управлении своим имуществом. Именно колоссальным сопротивлением разгосударствлению "народной" собственности объясняет провальные приватизационные кампании прошлых лет старший экономист Центра социально-экономических исследований CASE-Украина Владимир Дубровский: "Несмотря на постоянную риторику о необходимости передачи тех или иных гособъектов в руки заботливого хозяина (да еще и возможности таким образом пополнить бюджет), инкорпорированные и приближенные к власти игроки пытались любым путем притормозить соответствующие процессы, ведь сами сидели (сидят) на финансовых потоках и получали личную выгоду от деятельности даже убыточных для государства предприятий". При таких условиях, чтобы реально выставить на продажу тот или иной объект, нужно преодолевать сопротивление людей, которые контролируют денежные потоки вокруг "кандидатов" на приватизацию. И в новейшей истории Украины правительству это удалось по сути лишь раз — при продаже «Криворожстали», да и то не с первой попытки. За предприятие выручили $4,8 миллиарда, что в 2,4 раза превышает стартовую цену и почти в шесть раз — сумму, полученную по итогам первого аукциона. Более-менее успешным эксперты называют и приватизацию 2011 года "Укртелекома", которая принесла бюджету более 10,5 миллиарда гривень.

    По теме:  Экспорт молочных продуктов в апреле сократился на 4,5% - эксперты

    "Рифы" и преграды на пути разгосударствления

    К сожалению, "повторить успех" в нынешних условиях практически невозможно. В результате и непредсказуемость поведения агрессора, падение украинской экономики, неблагоприятной конъюнктуры и "дыхание" нового финансового кризиса, стоимость объектов, которые уже выставлялись и которые могут быть выставлены на продажу, существенно упала. Поэтому специалисты и советуют тщательно взвешивать, какие предприятия следует отдать в частные руки как можно быстрее (даже за минимальную цену), а какие — "придержать" до лучших времен, когда их стоимость может вырасти в разы. Не стоит ждать "конъюнктурной манны с неба". Задача — назначить на предприятия, подлежащих разгосударствлению, эффективный менеджмент, который бы за два-три года обеспечил повышение стоимости этих объектов.

    За это время, кстати, можно наконец ликвидировать законодательные, организационные и ментальные "пробелы", которые больше всего отпугивают бизнес (в том числе и иностранный) от участия в приватизационных процессах в Украине. Речь идет об отсутствии эффективного обеспечения права собственности, полностью независимых судах, которым можно доверять, неунормированости земельных отношений (с последним, судя по всему, будет труднее). А также — чрезмерное влияние так называемого "коррупционного фактора" и отсутствие современного антимонопольного законодательства. В идеале, преодоление этих негативных факторов должно предшествовать очередным попыткам отдать государственное имущество в "надежные руки". Но поскольку этого не сделано (точнее, где-то сделаны лишь первые шаги), выполнять такую ​​задачу придется параллельно с подготовкой приватизационных конкурсов.

    Самым же конкурсам, как советуют эксперты, среди прочего, должны предшествовать детальная инвентаризация имущества и аудит его использования. Важно определить приоритетную цель разгосударствления каждого объекта. Ведь не всегда стоит "гоняться" за высокой ценой. Иногда куда выгоднее отдать актив надежному инвестору за "символические" деньги. И получить взамен другую выгоду: договориться о привлекательных для страны и коллектива обязательствах, модернизации производства, создании рабочих мест, в конце концов — пополнении госказны благодаря восстановлению или интенсификации производственной деятельности.

    Что касается перечня объектов, которые будут продавать первыми, то в Минэкономразвития с ним уже определились. В "длинном" списке — 21 крупное госпредприятие. В "коротком" — пять, разгосударствление которых запланировано на следующий год. Это — снова Одесский припортовый завод, Объединенная горно-химическая компания, "Электротяжмаш", "Президент-отель" и шахта "Краснолиманская". За них планируют выторговать минимум 6 миллиардов гривень. Столько же хотят выручить от продажи 300 объектов малой приватизации.

    "В резерве" — довольно лакомый для инвесторов кусок "государственного пирога" — компания "Центрэнерго". Правда, после неудачной предыдущей попытки продать актив, в правительстве окончательно не определились: стоит ли проводить повторный приватизационный конкурс уже в 2020-м, или отложить его на 2021-й. Приятным "бонусом" для покупателей могут стать и заводы, входящие в состав ГП "Укрспирт". На прошлой неделе вступил в силу Закон "О государственном регулировании производства и оборота спирта этилового, коньячного и плодового, алкогольных напитков, табачных изделий и горючего по либерализации деятельности в сфере производства спирта этилового". Согласно документу, приватизировать предприятия отрасли можно будет уже после 1 июля следующего года.

    Владислав Обух, Киев

    По материалам: Укринформ

    • 1
    •  
    •  
    •  
    •  
    •