Еще немного – и “аграрная” Украина останется без собственного молока

Аналитика

16.03.2020 19:24

Укринформ

Во время карантина в Украине вырос спрос на некоторые продукты, в частности, молоко длительного хранения. Большинство его – “необязательный” импорт

Киев готов к “брутальных шагам” для ограничения импорта твердых сыров и другой молочной продукции – ввиду негативного влияния этих поставок на отечественных производителей. О таких перспективах рассказал торговый представитель Украины Тарас Качка. Это – вероятная реакция на почти двукратное увеличение объемов импорта сыра и сливочного масла в течение прошлого года и на заявления украинских производителей и переработчиков о неконкурентоспособности их продукции на отечественном и зарубежных рынках, а также – о нехватке в стране молочного сырья. Что же происходит сейчас с отраслью, успехами которой мы до недавних пор гордились, и которая, по оценкам зарубежных аналитиков, могла бы приносить Украине многомиллиардные поступления от экспорта?

Почему мелеют “молочные реки” и есть ли шанс добраться до “кисельных берегов”?

В Украине не хватает собственного молочного сырья. Без которого – ни качественного готового к потреблению молока, ни кефира с йогуртами, ни сыров со сметаной. Это констатировали участники ХІІІ Международного молочного конгресса, который недавно состоялся в Киеве. Председатель совета директоров Союза молочных предприятий Украины Вадим Чагаровский даже охарактеризовал ситуацию с сырьем для молочного бизнеса как “критическую”. При этом он сомневается в достоверности подсчетов Госкомстата по надоям молока: “По статистическим данным, ежегодно в Украине производится около 9 миллионов тонн. Однако, на самом деле таких объемов нет. Фактически имеем не более 6 миллионов тонн”. А отсюда – нехватка сырья для перерабатывающей промышленности, которая в этом сегменте за последние десятилетия достаточно серьезно развилась. Соответственно, предприятия вынуждены либо сокращать производство, либо закупать молоко за границей – в частности, в Белоруссии и Польше – или все активнее переходить на изготовление так называемой “молокосодержащей” продукции, в которой настоящим молоком почти не пахнет. А “пахнет” дешевыми растительными маслами (прежде всего, пальмовым), трансжирами, влияние которых на организм человека, особенно детский – толком не изучили. Тем временем дефицит “традиционных” отечественных молокопродуктов компенсируют импортом. А это уже – вред для государственного экономического “организма”. В чем же причина? И что поможет спасти украинских буренок от вырезания, их хозяев – от “нищеты”, госбюджет – от лишних расходов на “дополнительный” импорт, а нас с вами – от потребления некачественного молочного суррогата?

Еще немного – и “аграрная” Украина останется без собственного молока
Вадим Чагаровский

1. Как же мы до такого “докатились”?

Молоководство считают одной из наименее прибыльных и наиболее зависимых от различных влияний (погодных, ценовых, регулятивных, спекулятивных) отраслей сельского хозяйства. Для того, чтобы успешно его развивать, нужны значительные капиталовложения. А еще – время. Ведь такие инвестиции окупаются медленно. Это вам не бизнес “на купи-продай”… Соответственно, отрасль крайне чувствительна к всевозможным изменениям “правил игры” и к неопределенности. Поэтому и не удивительно, что поголовье коров одним из первых страдало вследствие глобальных изменений и катаклизмов, которые за последние три десятилетия пережила Украина. Стремительное сокращение поголовья КРС длилось с 1991-го до 2000 года. За этот период оно уменьшилось с почти 25 миллионов до примерно 10 миллионов голов (коров – с 8,5 до менее чем 4 миллионов). Далее темпы вырезания скота замедлились. Пока в 2010-м падение не прекратилось вообще. В следующие три года даже фиксировали некоторый рост поголовья. Потом – очередное падение в бурные 2014-2015, и – казалось бы – начало бесповоротного восстановления в 2016-м… Но положительный тренд продержался всего два года. В 2018-м – снова снижение. И существенное падение в прошлом году. Теперь КРС у нас чуть больше 3,1 миллиона голов. В том числе коров – 1,8 миллиона.

По теме:  Зеленский про новое транзитное соглашение: Украинская ГТС будет загружена

Активно избавлялись от “кормилиц” (после многолетнего периода роста поголовья) в личных домохозяйствах, отказывались от этого вида деятельности фермеры. И главное – потери крупнотоварных производств, которые ранее активно инвестировали в молочное скотоводство, имеющие современное оборудование и технологии. “Промышленные молочнотоварные фермы, которые обеспечивают 80% всего молока, попадающего на переработку, потеряли наибольшее количество коров за все годы независимости Украины – более 30 тысяч голов!”, – рассказала вице-президент Ассоциации производителей молока Анна Лавренюк. Причем, если раньше с рынка уходили (перепрофилировавшись на другие виды сельхозпроизводства), в основном, небольшие фермы с поголовьем до 50 голов, то в прошлом году с “молочной карты” Украины начали исчезать и средние хозяйства, где держали до 200 коров. Каждая такая потеря – примерно минус 5 тонн сырья в ежедневном “молочном балансе” страны. Как следствие – для нужд отечественной перерабатывающей промышленности теперь ежесуточно не хватает около 400 тонн молока. То есть, речь идет о простое мощностей 2-4 средних по размерам молокоперерабатывающих заводов. Или десятка малых. Соответственно, отрасль едва обеспечивает ежедневные потребности внутреннего потребителя. Поэтому и не удивительно, что экспорт украинских молокопродуктов упал на 16% (потому что, кроме уменьшения объемов производства, сказывается еще и “конкурентная ослабленность” нашей продукции – ввиду высокой себестоимости). Более того, на часть “святого места” молочки в нашем рационе все “наглее” посягает импорт. И речь идет уже не только о заполнении им части полок в супермаркетах или базарных лотках, а и об открытии целых сетей по продаже ввезенного товара – польского или белорусского. В итоге за последний год объемы закупки молочной продукции за рубежом выросли на 53%. Причем, если раньше импортировали преимущественно продукты “элитного” сегмента (дорогие сыры, продукцию длительного хранения с высокой жирностью или безлактозную), то сейчас импорт оккупировал и “средний” и “нижний” ценовые сегменты. Стремительными темпами растут объемы ввоза в Украину и цельномолочной продукции и сливочного масла, и особенно – сыров.

Еще немного – и “аграрная” Украина останется без собственного молока
Анна Лавренюк

2. Причины и особенности нынешнего падения

Основная причина складывающейся ситуации, по оценкам отраслевых экспертов, – отсутствие взвешенной долгосрочной государственной политики в этой сфере. Сказывается, в частности, характерная для последних десятилетий ее хаотичность и непрогнозируемость. А то, что полгода назад власть вообще решила отказаться от аграрного министерства, в результате чего отрасль, которая формирует 40% валютной выручки и 20% национального ВВП, стала как бы “второстепенной”, вообще напугало аграриев. Плюс – неопределенность с условиями открытия рынка земли и отсутствие уверенности в проведении государством любых протекционистских мер в этой сфере…

Нет, государство периодически все же утверждает программы и проекты поддержки агросектора – в том числе, и молочного животноводства. Но все они, как правило, краткосрочные, рассчитанные максимум на год. Да и за этот срока, бывает, “отмирают” из-за отсутствия средств для финансирования или “смены приоритетов”… Судите сами: несколько лет государство (в меру возможностей) поддерживало животноводство – были дотации на каждую голову КРС, действовали программы возврата НДС, компенсации затрат на строительство молочно-товарных ферм и т.д. А главное – льготное налогообложение отрасли. Соответственно, численность поголовья и его продуктивность начали расти. Только преференции отменили – отрасль ушла в очередное “пике”. Не спасают ситуацию и ежегодные выплаты 1500 гривень на содержание одной коровы…

Проблема и в недостатке земли для выпаса животных. Это особенно беспокоит мелких фермеров и владельцев фермерских хозяйств семейного типа, держащих по 15-25 коров. Соответственно, хозяева вынуждены даже в сезон выпаса закупать больше кормов, что делает их продукцию более дорогой и неконкурентной. Что и говорить про зимний период, когда корма стремительно дорожают. Поэтому и себестоимость молочного сырья постоянно растет.

По теме:  Прекращение огня на Донбассе: глава ОБСЕ сделал заявление

С фермы к столу. Почему за считанные часы молочка дорожает более чем втрое

Далее разберемся со стоимостью молока и молокопродуктов. Жалоб на то, что перекупщики и переработчики забирают сырье у фермеров и крестьян-единоличников за бесценок, как это было до 2018 года, сейчас стало меньше. Закупочные цены выросли до, казалось бы, “приличного” уровня. Скажем, молоко первого сорта от сельхозпредприятий переработчики берут по 8-10 тысяч гривень за тонну (в зависимости от региона). Продукцию второго сорта (от фермеров и предприятий) – от 6,8 до 9,1 тысяч. Все молоко от домохозяйств считают несортовым и покупают по 4,5–6,5 тысяч гривень за тонну.

При этом в отраслевых ассоциациях утверждают: честные производители также зарабатывают на тонне переработанной продукции одну – максимум две тысячи гривень. Хотя на сайте MilkUA.info находим другую информацию: средняя оптово-отпускная цена молочной продукции – 18 гривень за литр. То есть, на самом деле после переработки килограмм молока дорожает на 8-11 гривень. Если вычесть производственные и логистические затраты – “навар” переработчиков и действительно невелик.

То есть, делаем вывод, который и без того “лежит на поверхности”: больше всего на украинском молоке наживаются посредники и предприятия торговли. Если привести к литровому аналогу специфическую украинскую “условно-литровую” тару (от 830 до 950 г) и вычесть транспортные расходы и стоимость хранения, торговцы “поднимают” по 10-12 гривень на каждом килограмме. При этом, если аграриям, чтобы заработать вдвое меньшую сумму, нужно не один год лелеять скот, тратиться на корма, электроэнергию и прочее, продавцы имеют такой финансовых результат за считанные дни, а то и часы.

Кто-то скажет: рынок – есть рынок. К чему тут все эти подсчеты? Но если ситуация действительно "критическая”, как говорят специалисты, то, видимо, в интересах и производителей, и государства попытаться как-то “надавить” на продавцов, чтобы они хоть немного сократили наценки, чтобы стимулировать украинцев покупать отечественную, а не импортную молочную продукцию?

Еще один вариант: снижение НДС на некоторые виды социальной продукции – тех же молокопродуктов и хлебобулочных изделий. В Украине этот показатель, напомним, 20%, а в соседней Польше, к примеру, – лишь 5%. И это – одно из объяснений того, почему польская продукция сегодня успешно конкурирует с нашей не только на международном, но и на внутреннем украинском рынке.

Почему польские Баси и Мадзи украинских Звездочек и Чернух “побеждают”

К примеру, корреспондент Укринформа уже несколько раз не удержался от соблазна и покупал польское молоко, настоящий литр (проверял банкой) которого стоит даже меньше, чем “наши” 870-930-граммовые упаковки. Причем, такое молоко 3,2 жирности (а не 2,5-2.6, как большинство нашего), стоит в супермаркете 20-27 гривень. Упакованное в меньшие емкости и не такое жирное украинское по-соседству – от 27 до 30 гривен. Не говоря уже о вкусных польских сырах, которые иногда стоят меньше, чем “резиновые” отечественные “сырные продукты”. А при этом же в цене польской молочки – еще и транспортная составляющая, и финансовый интерес импортера заложены…

А все потому, что польского фермера заниматься молочным скотоводством стимулируют и местная власть, и европейские институты. Иначе бы продукция европейских производителей была такой дорогой, что едва ли не все многотысячные (в евро) зарплаты местных жителей шли бы на продукты – как, например, доходы сотен тысяч украинских малообеспеченных семей. Отсюда – налоговые и другие преференции для фермерства. К примеру, если в Польше появится новая молочная ферма, ее владелец безвозвратно получает от государства 100 тысяч злотых (примерно 650 тысяч гривень). Правда, об использовании этих средств фермер должен отчитаться.

По теме:  Только соглашение о свободной торговле защитит от дополнительных пошлин Турции - Минэкономразвития

Европейский Союз, в свою очередь, возмещает аграриям 50% средств, потраченных на приобретение сельскохозяйственной техники. Также почти в каждой стране ЕС действуют льготные условия кредитования аграриев. Отдельные кредитные линии (фактически с нулевой ставкой) открывают для хозяйств, которые пострадали от “ударов” болезней животных – АЧС, “сибирки”, ящура и т.п. или природных катаклизмов. В целом же едва ли не половина бюджета ЕС уходит на программы поддержки фермеров, в частности, и производителей молочного сырья. Это и дотации на каждую корову, и средства на строительство ферм и приобретение техники, и компенсация стоимости каждого литра произведенного молока.

Таким путем пытается идти и Украина. Вот только финансовые возможности у нас намного меньше. Тем более, что, по мнению экспертов, именно связанные с финансовой поддержкой АПК статьи Госбюджет могут одними из первых попасть под "нож” в случае секвестра, которого ввиду прихода коронавируса и экономического кризиса, нам, очевидно, не избежать.

Перспективы молочного бизнеса Украины: место в мировом ТОП-10 или крах…

Пока нынешним бюджетом на поддержку аграриев предусмотрено 4,4 миллиарда гривень. Среди направлений финансирования – частичная компенсация стоимости животноводческих объектов и стоимости строительства и реконструкции объектов хранения и переработки зерна. Большинство же средств зарезервировано для удешевления кредитных ставок фермерам, которые после открытия рынка земли захотят приобрести наделы.

Зато, оценивая эффективность господдержки производителей молока, почти 40% собственников и руководителей агропредприятий высказываются за введение механизма выплаты дотаций за каждый килограмм реализованной продукции. Более трети участников рынка считают действенным протекционистским механизмом снижения ставки НДС на молоко и молочные продукты. Ждут от государства и привычных для Европы программ компенсации стоимости приобретения мелкими и крупнотоварными фермерами племенного поголовья. Важной инициативой хозяйственники называют закрепление в будущем законе об обороте сельхозземель нормы о “сверхлимитном” праве покупки фермерскими хозяйствами двух гектаров земли в расчете на каждую корову, которую они удерживают. Соответственно, небольшое фермерское хозяйство сможет использовать свой основной надел для растениеводства и выращивания собственных кормов, а дополнительно купить еще 30-50 гектаров для выпаса скота.

Все это, по расчетам отраслевых экспертов, позволит за несколько лет по крайней мере в полтора раза увеличить поголовье украинских коров. А это – не только повышение объемов потребления молока и молочной продукции нашими соотечественниками (в 1989 году на каждого украинца их приходилось в среднем 300 литров в год, сейчас – не более 140 литров), но и серьезные экспортные перспективы. По оценкам Всемирного банка, Украина входит в перечень из пяти стран, которые к 2030 году потенциально могут войти в ТОП-10 ведущих производителей молока. Ведь за ближайшее десятилетие мировой спрос на молочную продукцию, по расчетам, вырастет на четверть. Прежде всего, за счет ОАЭ, Саудовской Аравии, Ирака, Ирана, Китая, рацион населения которых на 80% состоит из молока и продуктов его переработки. При этом нынешние мировые “молочные” лидеры – Новая Зеландия, Австралия, ЕС, США – почти достигли пика своих возможностей и уже не смогут удовлетворять повышенный спрос. Украина может за несколько лет нарастить производство более чем вдвое – до 20 миллионов тонн в год, – и даже войти в пятерку мировых лидеров. Главное помочь в этом аграриям.

Пока же наша страна находится на 22 месте рейтинга производителей молока в мире. И рискует “скатиться” еще ниже, если такими же темпами будем вырезать коров.

Владислав Обух, Киев

По материалам: Укринформ

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •