Раньше в Азовском море плавали осетры, и тоннами добывалась черная икра. Сегодня здесь плавают медузы, и наблюдается массовый мор рыбы. О катастрофическом состоянии и небрежном отношении к «украинской жемчужине» — Азовскому морю ГолосUA расспросил главу Национальной Экологической Рады Украины Александра Чистякова.

— Александр Владимирович, почему Азовское море заполонили медузы, и есть ли от этого вред?

— Это ничем не грозит морю, это происходит потому, что идет опреснение моря, оно загрязняется бытовыми и производственными отходами, а также нитратами с полей. Это наблюдается не только в Азовском, но и в Черном море. Более того, в Черном море уже несколько лет подряд цветет вода. Это все из-за попадания нитратов.

Недавно мы с ВВС снимали фильм о загрязнении Черного моря. Мы начали его снимать здесь, в Киеве. У нас по берегам рек стоят мегаполисы, со своими стоками, сливами и т.д. У нас в 2019 году было сброшено более 2 миллиардов кубометров стоков, из которых одна треть полностью не очищены. Мы как мазохисты: сначала отравляем свои реки, а потом пытаемся брать из них питьевую воду. Это привело к тому, что последние исследования, которые заказывал Всемирный банк, поставили нашу страну на 125 место из 180 стран мира, по количеству питьевой воды на душу населения. Мы сейчас стоим между Суданом и африканскими странами.

— Учитывая, как много у нас, кажется, воды…

— У нас 63 тысячи рек, 400 тысяч прудов, 40 тысяч озер, 1 миллион 300 тысяч гектаров пресной воды. И в то же время мы, на европейской экологической карте, значимся, как маловодная страна. Мы загрязнили свои источники до такой степени, что не можем брать из них питьевую воду.

В наши реки сбрасываются производственные и бытовые стоки, плюс к этому местные советы, невзирая на то, что в земельном и водном кодексе четко указаны природоохранные и береговые территории, на которых категорически запрещена сельскохозяйственная деятельность, они распаевали поля прямо впритык к водоемам. После дождей вся эта химия с полей смывается в водоемы. Это, как напалмом, уничтожает и водные животные ресурсы, и плюс к тому вся отравленная вода идет сначала в Днепр, а потом в Черное море.

По теме:  Давос 2020: Кто станет «звездой» форума - Зеленский или Гончарук

То же самое происходит с Азовским морем. Там есть река Берда, которая протекает по селам, в которых нет очистных сооружений. Стоки сбрасываются прямо в нее, и она несет это в Азовское море. С одной стороны, это хорошо, с другой стороны – плохо, потому что оно – самое мелководное море в мире, оно очень интенсивно прогревается солнцем. Это хорошо, потому что там много корма для рыбы, но с другой стороны, когда в воду попадают тяжелые металлы, фосфаты, нитраты и вода несвойственно нагревается, то из нее полностью исчезает кислород. И рыба, в особенности малек, должен мигрировать в глубоководные места, где у него нет корма, где его ждет хищник. А если он останется на прибрежной территории, то погибнет. Поэтому мы видим постоянные сумасшедшие заморы рыбы. А медуза спокойно может находиться в воде, не обогащенной кислородом.

— В Азовском море очень часто гибнет бычок, и мертвая рыба усеивает берег и дно возле берега. Это тоже травит воду?

— Это безобразие, это должны убирать санитарные службы и в первую очередь должна работать санитарная инспекция.  Кроме того, существует такое понятие, как мелиоративный отлов. Дело в том, что сейчас, до 15 сентября, лов бычков в море запрещен. Но существует мелиоративный отлов. Когда массово скапливается рыба вдоль побережья, она полуживая, начинаются морные явления, тогда разрешается ее отлавливать. На данный момент, я думаю, этим даже некому заниматься.

— Что касается обмельчания моря – что с этим нужно делать?

— Азовское море – непроточное, оно соединяется с внешним миром, с Черным морем, только небольшим Керченским проливом. То, что в море попало, в нем и остается. К нему нужен особый подход. Азовское море – это наша боль, это жемчужина из жемчужин. Еще в 1991 году, на момент Независимости, Азовское море считалось самым рыбопродуктивным, самым рыбным морем в мире. Оно превосходило Каспийское море в 6,5 раз по рыбопродуктивности. В достаточном количестве вылавливались осетровые рыбы, судаки, калкан. У нас только осетровых видов вылавливали от 2 до 4 тысяч тонн. Азовское море давало 400 тонн черной икры. А сейчас это все ушло в Красную книгу. Море полностью уничтожили. В промышленных целях вылавливается только 3 вида рыбы: тюлька, бычок и хамса. Все остальное в таких мизерных количествах, что стыдно сказать. Тот же судак: 5 лет назад его вылавливали более тысячи тонн, в том году выловили 170 килограммов.

По теме:  В Москве попрощались с Галиной Волчек: фото с траурной церемонии

— Море просто умирает…

— А почему? В первую очередь, это производственные отравления. Не надо забывать, что на берегу стоят такие гиганты, как «Азовмаш», завод имени Ильича. Это все убило море, это загрязнение.

Второй фактор – нерациональное ведение рыбного хозяйства. Проводятся научные ловы, при которых разрешен лов тралами, — а тралы запрещены во всем мире. Научные ловы, фактически, уничтожили Азовское море. Его исчерпали до дна. Осетровые виды рыбы, которые пережили динозавров, — они пришли еще с тех времен без всяких изменений – они не пережили нашу науку. Их уничтожили на зимовальных ямах в течение 4 лет. Наука все выдрала.

На эти научные ловы страшно смотреть. Это тралы, которые гребут все со дна. Что такое трал? Трал – это большущая сетка, которую нагружают очень большими весами. Например, с каждой стороны по 500 килограммов, плюс внизу идет цепь, чтобы сетка не всплывала. Плюс ставят балластные свинцовые пластины, каждая из которых по 300 килограммов. От наклона пластины зависит, в какой толще воды идет трал. Но в основном рыба скапливается там, где есть корм – на дне. Поэтому все капитаны стараются вести трал по дну. Это приводит к тому, что тяжелые грузы полностью перепахивают дно, как поле, уничтожая всю кормовую базу.

Подчеркну: донные тралы запрещены во всем мире. У нас они применяются с научной целью. Уже неоднократно мировые рыболовные организации обращались к Украине по поводу тралов, кричали: это запрещено во всем мире, что вы делаете, вы убиваете море. А они отвечают: мы не используем в производственных целях, только в научных. Это то же самое, что расстрел запрещен, а с научной целью – можно.

У нас на Азовском море вылавливается три вида рыбы, и в этом году будет очень серьезный упадок вылова. В 2018 году выловили рекордную за 10 лет цифру – 37 тысяч тонн, из которых 100 тонн – другая рыба, а 36,9 тысяч тонн – тюлька, бычок и хамса. Наблюдается такое варварство, потому что в погоне за сиюминутной прибылью промысловики вылавливают малька. В наш супермаркет заходишь и со слезами смотришь на рыбку, размером с мизинец. Малек никакой кормовой ценности не имеет, в основном его продают на корм скота. Но извините – на корм скота убивать Азовское море…

По теме:  Аутоиммунные заболевания: ученые нашли вариант исцеления (ВИДЕО)

— Что можно сделать для спасения Азовского моря?

— Первое – срочно, подчеркну, срочно, потому что точка невозврата может наступить со дня на день – пересмотреть промышленные режимы. Нужно запретить вылов рыбы, число которой критически уменьшилось – категорически, с огромными штрафами. Я не говорю о прекращении промысла. Такие виды, как тюлька, они недоосвоенные. Их можно вылавливать 40-50 тысяч тонн, а вылавливают 3 тысячи тонн. Так переориентируйтесь! Ловите эту тюльку, которой много.

Второе – категорически, с тюремными сроками запретить применение на Азовском море тралов.

Третье – начать, наконец, восстанавливать море. Человек уже заигрался с природой, не только с реками, но и с морями. И они просто требуют его помощи, его вмешательства. Нужно зарыблять, восстанавливать популяцию.

У нас наблюдается не очень хорошая тенденция. Азовское море – на две страны, Россию и Украину. И каждый год собирается украино-российская комиссия по рыболовству, которая определяет, сколько можно ловить рыбы, чем ловить, чем зарыблять. Наша страна не выполняет взятые на себя обязательства по зарыблению Азовского моря. Российская сторона на своей территории для восстановления Азовского моря, в особенности осетровых видов рыбы, построила четыре рыбоводных завода, и каждый год выпускает миллионы осетров в Азовское море. Но наш берег мелководнее, а значит, он более богат кормом и мальки плывут сюда. И что их здесь ждет? Браконьерские сети. Я неоднократно был в рейдах и снимал сети, усеянные осетрятами по 8-10 сантиметров. Спрашиваешь браконьера: зачем они тебе, их даже в пищу не употребишь? Они говорят: да мы на корм свиньям.

Российская сторона тратит миллионы долларов на выпуск этих мальков, а у нас их перемалывают на корм свиньям. При этом у нас зарыбление Азовского моря было в 2011 году, и то, как это ни прискорбно, на 90% на бумаге.

А. Чистяков: «Точка невозврата для Азовского моря «случится» со дня на день»

По материалам: Голос

  • 13
  •  
  •  
  •  
  •  
  •