Нынешняя низкая инфляция — это для Украины плохо

Аналитика

18.06.2020 19:06

Укринформ

Для восстановления экономики инфляция должна ускориться хотя бы до целевого показателя НБУ — 5 ± 1%, для выполнения бюджета — еще больше

Катастрофической считает ситуацию с инфляцией в Украине министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Игорь Петрашко. Причем, речь идет не о явлениях, которые экономисты называют "галопирующей инфляцией" (рост потребительских цен на 10-50% в годовом измерении) или гиперинфляцией (повышение цен и девальвация валюты на сотни или даже тысячи процентов), которые нам "повезло" пережить в начале 90-х, и вследствие мирового финансового кризиса-2008, и в бурные 2014-2016 годы. А наоборот — о слишком низких инфляционных показателях последних месяцев. Например, с января по май потребительские цены в Украине выросли всего на 1,8%. Причем, в феврале зафиксирована даже дефляция (снижение цен). Как, кстати, и в июне-августе и в декабре прошлого года. Казалось бы, что в этом плохого? Чем ниже цены, тем лучше для нас с вами, потребителей. Ведь наша покупательная способность растет, на заработанные деньги можем приобрести больше и лучше или сумеем больше сэкономить …

"Обратная сторона" низкой инфляции

На самом деле это не так, — говорит хитрая экономическая наука. Умеренную инфляцию — от 1 до 5-6% — считают необходимым условием сохранения деловой активности и оживления кредитования. А дефляция негативно сказывается на прибыли. К тому же, это добавляет проблем правительству, ставя под сомнение выполнение бюджета. Потому прогнозный показатель инфляции — один из важнейших параметров при его утверждении. Как следствие, из-за нехватки средств государство не может выполнить финансовые обязательства — в том числе, и перед гражданами. Что грозит нам потерями большими, чем "выгода" от падения потребительских цен. Конечно же, низкие инфляционные показатели или даже незначительная дефляция — намного лучше, чем гиперинфляция. Но предпосылок для последней, к счастью, сейчас вроде нет. А вот дефляция может затормозить и без того ожидаемо вялое посткоронавирусное восстановление украинской экономики. Это и заставляет чиновников и часть экспертов кричать "Караул!". Зато другие экономисты особых проблем в этом не видят, подчеркивая, что замедление инфляции обусловлено исключительно объективными факторами. И постепенно формируются такие же объективные причины для возвращения инфляционных показателей в определенный Нацбанком целевой коридор.

1. Близкая к нулю инфляция и проблемы для бизнеса

Как и в случае со многими другими процессами в экономике, специалисты годами и даже десятилетиями спорят о "границе" между благоприятным и отрицательным влиянием низкой инфляции. Тем более, что унифицированной "для всех времен и народов" шкалы оценки такого влияния нет. Потому что в разных странах, в разное время и при разных обстоятельствах они действуют по-разному. В большинстве случаев балансирование на грани дефляции (в частности, не связанной с повышением производительности труда или благоприятными природными факторами) грозит охлаждением экономики, быстро перерастающим в рецессию. А при нынешних обстоятельствах — усиливает ее. Дело в том, что при ожидаемом падении индекса потребительских цен люди откладывают расходы, рассчитывая, что "завтра" можно будет купить дешевле. А производители не имеют стимулов инвестировать в производство продукции, которая в дальнейшем, как ожидается, будет дешеветь.

Нынешняя низкая инфляция - это для Украины плохо
Илья Несходовский

"Умеренная инфляция — до 5% в годовом измерении — стимулирует потребителей тратить. Мы понимаем, что завтра будет дороже. Поэтому, если есть деньги, откладывать покупку нет смысла, — объясняет в комментарии Укринформу директор Института социально-экономической трансформации Илья Несходовский. — Если же инфляция нулевая или близка к нулю, люди колеблются: можно будет и потом купить… Когда же речь идет о дефляции, человек однозначно рассчитывает на более выгодные приобретения в будущем и "придерживает" деньги. Поэтому уже изготовленный товар залеживается и не приносит прибыли производителям, поставщикам и продавцам".

По теме:  Правительство Беларуси сложило полномочия

Такие тенденции, усиленные снижением спроса в условиях карантина, и наблюдаем сейчас. К тому же, проблему усугубляет так называемая промышленная дефляция (снижение цен на основные — прежде всего, экспортные — товарные группы). Такие процессы начались еще в прошлом году. Всего в годовом измерении цены отечественной промышленности в 2019-м снизились на 2,2%. А падение оптовых цен составило 4%. Стоимость продукции добывающей промышленности при этом упала почти на 20%, перерабатывающей — на 5%. В первые месяцы 2020-го деструктивные процессы усилились, все больше отражаясь и на розничном сегменте. Казалось бы, обывателю-потребителю только радуйся! Но… Чем дольше продлится промышленная дефляция, тем больше предприятий и целых отраслей становятся нерентабельными.

Доходы бизнеса падают. А за ними — и доходы населения. Сначала из-за "консервации" и снижения зарплат, затем — и из-за безработицы. Соответственно, спрос снова упадет, что вызовет очередные ограничения производства. Страна начнет движение по так называемой "дефляционной спирали". Для того, чтобы оторваться от нее, экономике потребуются дополнительные двигатели.

Проблема еще и в ухудшении ожиданий бизнеса по макроэкономической ситуации, что дополнительно снижает деловую активность. Речь идет об охлаждении интереса к инвестированию не только в экономику, но и в банковскую систему и в недвижимость. Что, среди прочего, будет ухудшать ситуацию в строительстве. Одной из немногих отраслей, которые в последнее время "вытягивали" наши экономические показатели.

И это еще полбеды. Иногда застой и дефляция становятся предвестниками масштабных кризисов. Пример — период низкой инфляции и дефляции в 2012-2013 годах. Стремясь любой ценой удержать курс в 8 гривень за доллар, Нацбанк активно выводил с рынка "лишние" деньги. Тем самым дополнительно ограничивая и без того скромные возможности кредитования реального сектора экономики. И это подготовило питательную почву для кризиса 2014-2015 годов, когда еще и российская агрессия сильно катализировала деструктивные процессы. Мы должны быть осторожны: нечто подобное может происходить и сейчас. Только на этот раз дополнительным катализатором станет (не дай Бог!) коронавирус…

2. Низкая инфляция: бюджетное измерение

Одной из главных "вокругинфляционных" проблем министр экономразвития Игорь Петрашко считает существенные различия между реальными и расчетными показателями изменения индекса потребительских цен. Как напомнил чиновник, Государственный бюджет-2020 верстался с учетом ожидаемого показателя нынешней инфляции в 11%. Это вдвое больше, чем прогнозирует НБУ, и в несколько раз превышает фактические показатели первой половины года. По данным Госстата, в годовом измерении инфляция по итогам мая замедлилась до 1,7% с 2,1% по итогам апреля и 2,3% — марта.

"Все страны Евросоюза и США также борются с подобной ситуацией, которая означает падение конкурентоспособности и депрессию по зарплате для работников. Дополнительная проблема для нас — негативное влияние на торговые балансы, ведь Украина не находится в зоне евро и доллара", — подчеркнул Петрашко.

Нынешняя низкая инфляция - это для Украины плохо
Борис Кушнирук

"При формировании государственной сметы очень важно правильно рассчитать налоговую базу, благодаря которой будет наполняться его доходная часть, — объясняет в комментарии Укринформу председатель Экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра Борис Кушнирук, — и прогнозный уровень инфляции для этого очень важен. Его используют как коэффициент для увеличения текущих показателей ВВП при расчете его ожидаемых объемов в следующем бюджетном году. Пока же уровень инфляции значительно ниже, чем рассчитывали при утверждении госбюджета-2020, и это наряду с другими негативными факторами провоцирует значительный недобор средств в госказну". Однако, по мнению экономиста, сейчас должны говорить, скорее, не о "катастрофе" с инфляцией, а о проблемах с прогнозированием. Конечно же, основная ответственность за эти просчеты лежит на предыдущем составе правительства. Но и нынешнее, убежден Кушнирук, — должно вовремя отреагировать на ситуацию. В частности, при пересмотре бюджетных показателей и внесении изменений в госсмету 30 марта. Надо было также учесть и сокращение спроса, что влияет как на внутреннее производство, так и на объемы импорта. Из-за этого видим дополнительный недобор денег на таможне.

По теме:  Убийство Шеремета: Кузьменко подала иск против Авакова

3. Причины "сверхнормативного" снижения инфляционных показателей

Замедление инфляции в начале года обусловлено как эффектом прошлогоднего укрепления гривни, так и падением цен на мировых рынках, в частности на нефть и газ. В марте, казалось бы, действие этих факторов существенно ослабло. Деловая активность усилилась, потребительский спрос начал расти. Но все это "на взлете" подкосил коронавирус. Многие бизнесы замерли, люди стали осторожнее при покупках, экономят и "определяют приоритеты". К тому же, реальные доходы миллионов домохозяйств значительно снизились.

Но обвинять кого-то в том, что чрезмерное замедление инфляции якобы спровоцировано неправильными действиями или "закручиванием гаек" не стоит, — убежден Илья Несходовский. "Кроме снижения мировых цен на энергоносители, на ситуацию повлияла довольно взвешенная и оправданная, по-моему, монетарная политика НБУ. Благодаря стабильности гривни мы, среди прочего, не имеем повышение стоимости импорта. То есть, речь идет о влиянии на ситуацию исключительно объективных факторов", — говорит эксперт. Если бы не карантин, то в 2020-м, несмотря на признаки кризиса, мы вообще не должны были говорить о снижении покупательной способности населения. Ведь с начала года до введения ограничительных карантинных мер торговля росла на 20%. Сейчас ситуация, конечно же, изменилась.

Нынешняя низкая инфляция - это для Украины плохо
Олег Пендзин

А вот эксперт Экономического дискуссионного клуба Олег Пендзин убежден, что в украинских условиях на ситуацию, наоборот, больше влияют именно некоторые субъективные факторы. Прежде всего, вызванные отсутствием сотрудничества и даже общего понимания процессов, происходящих в стране, различными органами власти. Особенно опасным экономист считает отсутствие "общего знаменателя" в действиях правительства и Национального банка. "НБУ реализует политику, которая не соответствует ожиданиям и потребностям украинской экономики. Вместо того, чтобы постепенно ослаблять национальную валюту до параметров, заложенных в обновленном 30 марте госбюджете, Регулятор искусственно удерживает гривню. Сравним цифры: 29,5 гривень за доллар — при расчетах бюджета и менее 27 гривень — на табло в "обменниках". То есть, на каждом долларе в цене товара, импортируемого в Украину, теряем 2,5 гривни налога на добавленную стоимость. Поэтому наполнение доходной части бюджета под вопросом. Речь идет о недоборе НДС, налога на прибыль и других сборов и платежей". Пендзин напоминает: по итогам первых пяти месяцев в госказне недосчитались более 60 миллиардов гривень. То есть, и так недавно увеличен до 300 миллиардов прогнозный бюджетный дефицит вырос еще на 20%. Погасить его можно либо за счет эмиссии денег, которая раскрутит маховик инфляции, и нынешние низкие инфляционные показатели будем вспоминать с ностальгией, либо новых и новых заимствований. "И главная проблема в том, что займы берем не для того, чтобы активизировать экономику, а просто для "проедания", — отмечает Олег Пендзин.

Через изменение инфляционных параметров — к оживлению экономики

Как же минимизировать негативные воздействия и воспользоваться преимуществами низкой инфляции? Расчет на то, что в ближайшие месяцы экономику Украины удастся «разогреть». Более активное потребление повысит ценовые индексы, которые в свою очередь ускорят инфляцию. Поэтому если до конца года ее показатель и не достигнет "бюджетных" 11%, то хотя бы повысится до 6-8%, как прогнозируют в НБУ. В худшем случае — вернется в целевой коридор в 5 ± 1%. Что для этого можно сделать?

По теме:  Зеленский определился с главой МИД и АП - СМИ

Центральные банки развитых стран в борьбе с низкой инфляцией уменьшают ставки рефинансирования (до отрицательных), чтобы наполнить экономику деньгами и стимулировать кредитование. Но при этом и им не всегда удается держать ситуацию под контролем. Что уж говорить о таких "непредсказуемых" экономиках как украинская. Если цены растут слишком быстро — плохо. Если меняются медленно или не растут вообще — тоже, как мы только что выяснили, "не комильфо". Достичь баланса, при котором цены будут умеренно расти и стимулировать экономику — непросто. Ведь инструменты, которые для этого может использовать центробанк, обязательно будут отражаться и на экономических процессах, и на банковских ставках, и на валютном курсе. Поэтому ожидать от НБУ, к примеру, снижения учетной ставки до нуля, как это сделала Федеральная резервная система США, не приходится. Слишком много рисков и возможный коллапс — в итоге. Действовать нужно взвешенно и осторожно, — советуют эксперты.

"Правительство обвиняет НБУ за то, что тот якобы" не дает "денег в экономику. Но это не так, — считает Илья Несходовский — проблема в политике коммерческих банков, которые после кризиса 2014-2016 годов крайне осторожно подходят к кредитованию. Возможности финансирования собственного и приближенного бизнеса сейчас ограничены — из-за жесткого контроля со стороны Нацбанка. А занимать "чужим" боятся. Поэтому получить банковский кредит может далеко не каждый бизнес. Особенно, малый и средний. Не говоря уже о том, что банки не спешат снижать кредитные ставки, в частности, закладывая в них возможные "риски".

Все опрошенные Укринформом эксперты соглашаются: в такой ситуации больше ответственности на себя должно принимать государство. От госгарантий возврата займов, компенсации части процентов и ослабления требований к залогу — до не совсем рыночного давления на коммерческие банки, которые не будут спешить тратить рефинансирование от НБУ на кредиты для реального сектора экономики. Власть это, похоже, понимает. "Думаем, как стимулировать экономику, в частности через программы, по которым работаем с банками. И президент заявлял о необходимости найти варианты, как банки "дожать", — напомнил министр экономического развития Игорь Петрашко. Задача — начать реальное дешевое кредитование экономики.

Кстати, на заседании 17 июня Кабмин принял решение об отмене ограничений по максимальной сумме займа по программе "Доступные кредиты 5-7-9%" и расширении доступа предпринимателей к этой программе. По словам министра финансов Сергея Марченко, смягчены требования к обязательной прибыльности действующего бизнеса, а также отменено ограничение по направлениям использования кредитного ресурса. Кроме того, в рамках госпрограммы предприниматели смогут получить кредиты (до 3 миллионов гривень) на развитие бизнеса сроком до 5 лет. С компенсацией части кредитных процентов государством.

"При определении приоритетов при кредитовании и расходовании "с умом" государственных средств очень важно найти правильный подход к выполнению поставленных задач. Речь идет и об изменении направлений стимулирования экономики, — говорит Борис Кушнирук. — Думаю, средства, прежде всего, надо направлять на тепломодернизацию инженерных сетей и жилого фонда по всей стране. Таким образом, благодаря дешевому кредитованию в Украине будет формироваться платежеспособный спрос. Потому что строительство дорог — хотя это и, безусловно, важный инфраструктурный шаг — не обеспечивает поступлений в Госбюджет. В частности, от НДС. Ведь государство фактически само его финансирует. Если же "вливать" кредитный ресурс в частный сектор — сформированный там НДС дополнительно будет наполнять госказну. Экономическая жизнь страны оживится — не только в мегаполисах, но и на периферии", — заключает экономист.

А когда реальные деньги от государства и банков пойдут в экономику, "проблема низкой инфляции" решится сама собой.

Владислав Обух, Киев

По материалам: Укринформ

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •