В Украине чиновники не способны организовать эффективную работу по предотвращению пожаров и по их ликвидации, а также работу по помощи населению, пострадавшему от пожаров. Пожары на складах боеприпасов в Балаклее, пожары в Одесском экономическом колледже, в отеле «Токио Стар», в лагере «Виктория», где погибли люди, это ясно показали. Об этом в интервью ГолосUA сообщил экс-советник министра МЧС Константин Гринчук.

— Константин, по вашему мнению, периодические проверки пожарной безопасности помогают снизить риск пожаров и нужен ли мораторий на такие проверки?

— Нужно говорить о том, что государство неправильно ставит задачи в случае вероятной пожарной угрозы. Мораторий на проверки пожарной безопасности – лишь следствие такой позиции государства. Например, когда в Кемерово сгорел ТРЦ «Зимняя вишня», премьер-министр Украины В.Гройсман распорядился проверять все здания в Украине на предмет пожарной безопасности – здания, «где есть люди». А если там не людей, то проверять не нужно? А если рядом с пожароопасным объектом есть склад боеприпасов, АЗС, газозаправочная станция? У нас же АЗС ставят где угодно. Например, в Киеве возле 5-го роддома, в 50 метрах от него, построили огромную АЗС. Вот надо ли проверять такие объекты, если они рядом с жилыми домами?

А если на очистных сооружениях, где большие запасы хлора, на Позняках в Киеве начнется пожар и облако хлора может пройти 20-30 километров, умертвляя людей на своем пути, допустим, ночью… Я думаю, проверки такие нужны.

— А разве в Киеве нет системы оповещения, чтобы людей предупредить?

— В государстве есть в лучшем случае элементы системы оповещения на случай ЧС, войны, массовых как правило, лесных, пожаров! На систему оповещения «112» выделялись миллионы, но их фактически разворовали.

Система оповещения должна срабатывать следующим образом. В определенной местности, регионе, государстве в целом одновременно на всех ТВ, радио, телефонных линиях и других средствах связи, а на труднодоступной и плохо покрытой местности проводится оповещение с использованием громкоговорителей, автомобилей, вертолетов о ЧС. Должны проводится плановые тренировки такой системы – скажем, в определенный день с заранее проводимым информированием населения. Это нужно для снятия паники и для определения слабых мест системы пожарной, химической, радиационной безопасности.

— Скажите, чем отличается система безопасности при вас (до 2005 года) и сейчас?

— Я буду нечестен, если скажу, что при нас всё было супер, а сейчас плохо. Но было лучше, а сейчас значительно хуже. Этому есть целый список объективных и субъективных причин. Начиная от политической воли, целесообразности, кадрового потенциала, политических назначенцев, а не профессионалов, финансовых возможностей.

До 2005 года в Украине строилось достаточно мощное Министерство чрезвычайных ситуаций, главной целью которого было объединить все спасательные службы и подразделения Украины, вывести из ведомственного подчинения все государственные инспекции, от результатов деятельности которых, зависела жизнь и здоровье людей. Каждый министр — Кальченко, Дурдинец и Рева — вносили свою лепту в его развитие. Самым значительным, я считаю, был шаг переподчинения пожарных и реальном начале строительства оперативно-спасательной службы. Тогда наше ведомство насчитывало больше 100 тысяч сотрудников, и в конце 2004 года было уже принято решение с финансированием и созданием штата в количестве 20 тысяч человек и ещё Службы «медицины катастроф».

По теме:  «В субботу просыпаться приятнее»: Настя Каменских показала утреннее фото

До того Министерство отвечало и имело силы для спасения в воздухе, на воде, земле и под землей. Мы имели горноспасательную службу, противофонтанную, морскую, воздушную, пожарную, аварийно-спасательную и возможности для решения задач гражданской обороны, а главное -толковые и обученные кадры. Министр имел статус руководителя Службы и заместителя начальника гражданской защиты Украины (каким на то время был премьер-министр). Скажем, член правительства, отвечающий реально за жизнь и здоровье людей, никогда бы не дал добро на то, чтобы Государственная архитектурно-строительная инспекция (ГАСИ) в единоличном порядке определяла и места строительства опасных объектов, и жилого фонда в зонах катзатопления, проймах рек, или в местах возможного химического, радиационного поражения, где был возможны оползни, и в других опасных местах. Также министр никогда не позволил бы, чтобы исключить участие государственных инспекций из состава государственных комиссий, да и вообще много чего не мог министр и не может, в отличие от нынешних руководителей в составе МВД, или любого другого министерства.

Сегодня ГСЧС — это крайне обрезанное ведомство по своим возможностям, где забыли о решении многих задач, которые крайне важны, но не прописаны вообще ни у одной госструктуры.

— Расскажите об этом подробнее, пожалуйста…

— В Украине произошло полное уничтожение системы гражданской обороны Украины, которая является одной из главных составляющих обороноспособности и национальной безопасности государства.

Про это я могу вам рассказывать часами, уточняя, что должно быть и чего нет. Также могу сказать, что не делает государство сегодня в интересах защиты экономики и населения. События в Крыму и на Востоке Украины наглядно это показали.

— Можно ли вернуться в Украине к прежней модели государственного контроля в сфере пожарной безопасности?

— Сегодня, с учетом объективных реалий, я мог бы предложить несколько вариантов решения этих крайне важных задач и с разным распределением и созданием отдельных структур в государстве. Наиболее эффективным вижу вариант с Министерством гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций для предотвращения угроз в особый период, восстановительный период, и Министерством чрезвычайных ситуаций в мирное время со статусом министра или замначальника гражданской защиты или начальника-первого вице-премьер-министра. Этих должностей и ответственности в государстве сегодня нет, и это следствие непонимания нынешними чиновниками всего объема задач для такого ведомства особенно в «особый период», который в 2019 году продолжается в Украине.

— Что нужно делать на уровне государства, чтобы разработать основы системы пожарной безопасности? Начинать нужно с законов, подзаконных актов, с работы Кабмина?

— Нужно начинать с кадровых решений. На кадровые решения в нашем государстве очень влияет то, что нынешние 60-летние, чья юность пришлась на годы до 90-х, действительно учились, сидели за учебниками, проходили школу жизни, идя по кадровой лестнице благодаря уму и старанию. Дальше (те, кому сейчас под 50), их юность проходила в период становления государства, был экономический кризис и вместо учебы они занимались торговлей, чтобы иметь хоть какой-то заработок. Ну а дальше пошла коммерция. Разве секрет, что от поступления в вуз и до выпуска в Украине всё покупное — лабораторная, зачет, экзамен, потом пошли покупные должности?

По теме:  Ночью в Киеве сожгли машину главреда телеканала TVI: подозревают поджог (ВИДЕО)

А в результате мы и имеем, что сейчас те, кто не учился, а торговал в киосках по ночам «Абсолютом и голландским спиртом», управляет и учит тех, кто «всё покупал» и не работал, получая повышение не по заслугам, или не по тем заслугам. Да, для большинства это стало нормой. И сейчас Украиной управляют 40-50-летние люди. Но такие кризисы не проходят без последствий. Как после войны был демографический «провал», так после экономических кризисов появляется группа людей среди населения, которая имеет довольно большие амбиции, связи и порой – мало знаний и реального опыта.

Я думаю, государству нужно организовать профильное обучение чиновников под руководством людей, которые имеют десятки лет опыта работы в определенной сфере и могут научить других хотя бы мыслить государственными критериями. Нужно организовать передачу опыта тем, кто знает проблемы, в лучшем случае, по учебникам, и никогда не сталкивался с этим в реальности, не брал на себя ответственность за жизни и здоровье людей.

— То есть наши чиновники не готовы к работе и качественному её выполнению, в частности, в сфере пожарной безопасности, поскольку у них не было практики?

— И в сфере пожарной безопасности, и в военной сфере, допустим, есть много тонких и специфических вопросов, которые досконально можно изучить только в вузе, а ментальность, понимание и опыт люди получают только на практике. В любой сфере в Украине уважают «своего» руководителя, опытного, а если на должность ставят «залетного», без опыта, то подчиненные только делают вид, что уважают и это сильно влияет на работу. Поэтому в случае ЧП с пожаром или взрывом вникнуть в тему, понять ее и принять единственно правильное решение очень сложно. К примеру, я знаю, как некоторые «залетные» министры при прибытии на разрушенную девятиэтажку при вопросе «Какие будут указания, товарищ министр?» отвечали: «Работайте». Какие могут быть указания от вчерашнего бизнесмена или директора рубероидного завода?

Я сам сейчас, скажем так, столкнулся с ситуацией, когда в исполнительной и законодательной власти появились люди, которые не знают, что такое «особенность функционирования государства в особый период». В Украине «особый период» есть, а закона нет. Поэтому в украинских судах судят военных по законам мирного времени. А ведь есть военные, которых осудили по законам мирного времени в период, когда на Донбассе шла серьезная война и целые подразделения попадали в «котлы», гибли, и военные сидят в тюрьмах.

Мне народные депутаты и профильные чиновники (не буду называть имен) в разговоре сказали: Президент поставил задачу разработать закон о функционировании государства в особый период, но мы не знаем, что туда писать. Вопрос в том, что они даже не понимают, кто его должен писать, кто давать техзадание и кому, а должны писать все министерства и их эксперты: Минюст, Министерство экономики, Министерство внутренних дел, Министерство обороны, Минрегион, Минздрав, МОН, другие министерства, потому что этим законом они обозначат правила функционирования государства на этот особый период, это жизнь всего государства, начиная от вопросов обороны и заканчивая школами, рабочим временем, выполнением мобилизационных планов….

Мы живем в то время, когда в любой момент может что-нибудь произойти: взрыв на складе боеприпасов, что уже происходило несколько раз, пожары, ЧП, взрыв или разрыв плотины Днепровского каскада…. А государство, власть, люди, службы к этому не готовы и не готовятся.

По теме:  А. Плотников: «К концу года мы выйдем на курс 30 гривен за доллар»

Пример. Вот, допустим, ЧП в жилом доме. Например, не дай бог, пожар, и дом сгорел, или даже, как это было на складах в Ичне. Куда и как везли, эвакуировали и размещали людей? Ясно, что кто-то поедет к родственникам, а кому-то просто некуда ехать, и среди этих людей есть старики, инвалиды, дети, как можно использовать отели, базы отдыха, общежития? Всё решается «с колёс», а должно быть планово.

Вы думаете, в Украине есть законодательные и регламентирующие документы, которые позволяют в срочном порядке размещать погорельцев или эвакуированных, скажем, в отеле? Ведь отель частный, и все отели в Украине – частные. И даже распоряжение городского головы не позволит перевести людей на временное поселение в отель. Прикрываются законодательной базой, созданной еще при Союзе, а она не работает?

Да, местная власть может обратиться с просьбой к администрации отеля и даже обещать компенсировать частному отелю затраты на содержание погорельцев из Резервного фонда. Но ведь это сумасшедшие деньги, и нужно будет время, чтобы куда-то определить жильцов из сгоревшего дома. А если это зимой, то как им это пережить?

Другой пример: когда в Балаклее пожар на складе боеприпасов спровоцировал взрывы, некоторых жильцов населенного пункта временно разместили в детсадах или в школах. Там были бабушки по 80 лет. А эти помещения не были оборудованы элементарно даже местами для приема пищи, для того, чтобы просто прилечь отдохнуть.

И получается, что в основном волонтеры в таких случаях помогают продуктами, ищут помещения для пострадавшего от ЧП населения. Хорошо, что есть волонтеры, а государства, которое бы этими вопросами занималось, у нас, получается, нет.

Хотя траур потом государство объявляет, и мы видим на экранах ТВ грустные лица чиновников.

А наказывают за последствия пожаров и гибель людей в Украине кого попало. Не воспитательница виновата в последствиях пожара в детском лагере. Не администрация отеля в Одессе должна за это отвечать первой. А если отель устроили таким, что там была угроза пожара, и в месте, где там такого отеля не должно было быть вообще, то кто виноват? Точно не те, кого назначили руководителем объекта.

И если мы еще раз вспомним трагедию в Одесском колледже, где обвиняют в пожаре директора, то, я считаю, не ее надо обвинять: она несет ответственность за здоровье студентов. Но она наверняка писала «наверх» начальству запросы о выделении средств на усиление пожарной безопасности, а получала отписки или устное «нет денег». В таких случаях чиновники говорят «Завтра», «Мы подумаем», а в народе это понимают как «Идите вы…».

Возможно, ее осудят. Но у меня вопрос, который касается не только трагедии в Одесском отеле: а если бы эта директриса погибла в пожаре? Вот кого бы наше государство, которое должно отвечать за пожарную безопасность своих граждан, сделало виновным?!

К. Гринчук: «В случае пожаров украинские чиновники не готовы правильно организовать свою работу»

По материалам: Голос

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •